«ТАМ, В ОДНОЙ НЕБОЛЬШОЙ ДЕРЕВУШКЕ»

12 Апреля 2017 Раздел: Край родной  |  Просмотров: 326

«ТАМ, В ОДНОЙ НЕБОЛЬШОЙ ДЕРЕВУШКЕ»
 За минувшее столетие, судя по данным, опубликованным Б. Г. Сеничевым в материале «У каждой деревни своя судьба» в «Маяке» № 13 за 30 марта 2017 года, в пять раз уменьшилось число домов в деревне Колышкино бывшего Нефедовского, ныне Новленского сельского поселения, а численность постоянно проживающего населения сократилась почти в 15 раз! Сегодняшний день деревни – 12 жителей в шести домах, да в летнюю пору еще в четыре дома, с учетом строящегося, приезжают дачники. По большому счету, с 94-го года, с которого в деревне живет Любовь Леонидовна Труничева, первая из тех собеседниц, с кем мне удалось встретиться во время поездки, в деревне, вроде бы, ничего не изменилось, и люди не сменились, но из старшего поколения кое­-кого уже нет в живых. А так все в деревне живут своим укладом. Все хозяева стараются следить за своими домами, содержать их в порядке: кто крышу заменил на более современную, кто покрасил дом, у Кутьевых, например, благоухающий весной сад и богатые цветники в летнюю пору. Сейчас, в весеннюю пору, у многих домов кучи неразделанных дров, но к маю, заверяет собеседница, уже все будет прибрано. Все стараются, чтобы у домов всегда было выкошено, чисто и ухоженно.

 Те, кто сам заготавливает дрова, испытывает некоторые проблемы – канительное это дело: надо справку взять в сельсовете, причем именно тому человеку, на ком числится дом, а то так еще и доверенность оформить придется, потом выписать дрова в Новленском, в лесничестве, отводят делянку далеко, да, бывает, и подъезда к ней нет. Многие просто покупают дрова. Но это еще не главная проблема деревни Колышкино. Главная – это питьевая вода. Оказывается, история с водой, вернее, ее отсутствием в деревне, очень давняя, о ней говорили все, с кем я встретилась в тот день. Люди уже утратили надежду, что кто­то поможет им в беде и восстановит общественный колодец. Еще когда С. Ю. Бусов был председателем в Нефедовском сельсовете, к нему обращались за помощью, потом – к каждому новому главе – уже Новленского поселения, да воз, как говорится, и ныне там. Годы проходят – а ответ у нашей власти один: «денег нет». Кому возят воду родственники, кому приносит социальный работник… Будет ли когда-­нибудь при жизни этих людей восстановлен общественный колодец в Колышкине?

 

Преданно влюбленная


 Старожилом деревни Колышкино можно с уверенностью назвать уже упомянутую Б. Г. Сеничевым Вею Борисовну Королеву, родившуюся в этой деревне в 1931 году и практически всю жизнь прожившую в ней. С 1931 года рождения и еще одна жительница Колышкина – Валентина Аркадьевна Ганичева, но она вышла замуж в эту деревню и живет в ней с 1974 года. Тогда, конечно, и домов побольше было, а людей­-то уж точно жило значительно больше. Потом молодежь поразъехалась, а старики поумирали.

 А Вея Борисовна помнит еще предвоенное Колышкино. Было в нем 27 домов, а ребятишек – полная деревня! Она была старшей в семье, и было у нее пять братьев, правда, двое умерли еще в младенчестве. Да и другие семьи были не меньше. Когда она пошла в школу в 1939-м году, то в первом классе училось больше тридцати ребятишек. С началом войны число школьников значительно сократилось: дети из дальних деревень перестали ходить в школу по разным причинам, кому-то пришлось работать по дому, кому-то нянчиться с сестренками и братишками, а кому-то попросту не в чем было идти в школу… Вее Борисовне не пришлось бросать школу. Но жили очень трудно, отец был на фронте, мать работала в колхозе, где на трудодни давали один горох, а надо было прокормить всех детей, да еще и бабушка жила с ними. Отец вернулся с войны в октябре 1945 года, а на следующее лето девушка уже уехала из дома – учиться в педучилище. Молодость, новая жизнь! Но 1946 и 1947 годы были очень тяжелыми и в городе, и в деревне.

 В родную деревню Вея Борисовна вернулась уже после смерти родителей. Она была уже замужем, приехала с двумя дочками, поселились в родительском доме. Решила и вопрос о переводе ее в Нефедовскую школу, где и работала до выхода на заслуженный отдых, выпустив не одно поколение нефедовских ребятишек.

 Выросли свои трое детей, разъехались учиться, обосновались на жительство в других местах, умер муж, а она как жила в своем родном Колышкине, так и живет, верная ему, не хочется ей покидать родную деревню. Хотя дети настаивают на приобретении квартиры в Нефедове, чтобы на зиму переезжать в нее: уж очень холодно было в доме в прошедшую зиму.

 В этом повествовании я отметила только вехи жизни старейшей жительницы Колышкина Веи Борисовны Королевой, а в ее памяти хранятся многие факты и свидетельства жизни ее семьи, а потому в недалеком будущем я вернусь к этой теме и подробнее расскажу о жизни и судьбе этой женщины.


Труничевы


 Самый молодой житель деревни Колышкино – Денис Труничев. Он учится в 9 классе Новленской средней школы. И семья Труничевых – Алексея Валентиновича и Любови Леонидовны – самая молодая в деревне. Алексей Валентинович – 1968 года рождения – местный, а Любовь Леонидовна родом из Белозерского района. После окончания Вологодского педучилища она работала учителем начальных классов в Новленской школе. Поженились супруги в 1992 году, а в 1993-м переехали в Нефедово, где им дали квартиру. После отпуска по уходу за ребенком педагог Любовь Леонидовна в 94-м году вышла на работу в колхоз, где трудился ее муж. Вот так жизнь повернулась. Потом удалось перейти на работу в детский сад, где трудилась, пока ее не сократили: закрыли садик. Теперь она работает на почте – заведующей отделением связи, 4 июня будет уже два года. Признается, что переучиваться, да еще прямо на рабочем месте, было трудно: работа совсем другая, и у нее много своих особенностей. После развала сельхозпредприятия перешел на другую работу и муж: он теперь по сменам работает кочегаром в котельной.

В Колышкино, в родительский дом Алексея, семья переехала в 1994 году. Случилось так, что у мужа умерла мать, потом и отец, и в доме осталась одна бабушка, которой было уже за 80 лет, и она нуждалась в поддержке. Переехали, да и прижились. Раньше родители держали хозяйство, теперь они держат коз, поросят, кроликов, случается, и теленка выращивают, чтобы подзаработать, потому как зарплаты невелики, а надо жить, растить детей. Правда, старшая дочка Труничевых – Елена – уже вышла замуж.

 – Работала она в городе, в ветлаборатории, – рассказала Любовь Леонидовна, – а муж у нее, считай, местный, из Минина, тоже работал в Вологде, но не захотел жить в городе, вернулись домой. Жили в нашей квартире в Нефедове. Дом был старый, признан аварийным жильем, и они год назад получили квартиру в Новленском – в новом доме. Дочка сейчас в отпуске по уходу за ребенком, а муж ее работает в «Ильюшинском» сварщиком. Конечно, дочь тоже уже думает о работе. Говорит, что, пока ребенок маленький, пойдет на любое место, какое найдет.

 – Сын до 8 класса учился в Нефедовской школе, а теперь в ней осталось только пятеро детей в двух классах начальной школы да дошкольная группа кратковременного пребывания: в нее родители приводят детей на занятия по подготовке к школе, – рассказывает Любовь Леонидовна. – Денис ездит в Новленскую школу, живет в интернате. Школьный автобус возит детей ежедневно (8 школьников из Нефедова и три – из Песков), но сыну надо очень рано вставать, если ездить каждый день: автобус подходит к Нефедову в 7 час. 25 мин., а еще до Нефедова из Колышкина дойти надо…

 – Как родители школьников отнеслись к таким переменам?

 – Конечно, печально, но что делать: нет детей, по одному-два человека в классе было… Мы­т-о просто смирились с ситуацией, потому что у сына последний школьный год, да и не маленький он уже. А из Песков одна девочка ездит даже в первый класс, правда, старшая сестра тоже учится там, мама не оставляет их в интернате.

 – Пока был колхоз, были и семьи, и дети, и школа… А если негде работать, так остались у нас, в основном, пожилые жители, – печально рассуждает женщина – Рождаемости никакой, старики умирают… Вот и на почте план продаж все увеличивают, товара у нас всякого полно: продукты, бытовая техника, химия, постельные принадлежности и пр. – а кому продавать?


Ганичевы


 Алексей Александрович Ганичев, 1934 года рождения – уроженец деревни Колышкино, здесь прошла вся его жизнь, здесь и родители его жили. Большую часть жизни в колхозе работал, везде приходилось, на любых работах.

 – И пахали на конях, и грузы разные возили, с мешками таскались, в общем, все по медвежьим работам, – говорит Алексей Александрович, поясняя: – по тяжелым, значит, по всем подряд.

 – Я тоже в колхозе с 12 лет, только два класса школы закончила, – добавляет Валентина Аркадьевна. – Потом уж, позже, когда по вербовке работала, доучивалась еще – получилось четыре.

 – Да не с 12, а, пожалуй, с десяти годков в колхозе­-то трудились, – не соглашается супруг, – только ведь нас не считали настоящими работниками, так эти годы и в стаж не засчитали. Колхоз у нас, как я от народа слышал, самый нищий был. Помню, что было и голодно, и холодно.

 Супруга его из другой деревни – Кузнецово, она в послевоенные годы относилась к другому колхозу. Только жизнь тогда везде тяжелой была. Немного радости выпало на долю детей войны, познавших с детства тяжелый труд.

 – Поздно я замуж-­то вышла, за сорок уж было, поэтому деток у нас нет, пришла в дом к мужу в 1974 году, когда еще мама его была жива, два года вместе жили, – говорит Валентина Аркадьевна. – Совхоз у нас тогда уже был. Оба мы в нем и работали.

 Несмотря на трудности, Алексей Александрович сам выстроил себе новый дом, давно, конечно, молодым. Тоже пришлось тяжело: лес заготовляли сами, ни материалов, ни инструментов никаких не было, все вручную, да и денег­то не было.

 – Жили тем, что скотины всегда много держали да картошку в огороде растили, – замечает хозяин. – Картошины скотине не давали, все сами съедали. Земли особенно нам не давали: куда сунем картошку, там и выкопаем, чего Бог даст. А скотину держали, пока силы были.

 К сожалению, сил сейчас стало мало, да и со здоровьем у супругов серьезные проблемы. Алексей Александрович давно – после операции на глазах – ушел на пенсию, сейчас ситуация усугубляется, почти совсем не видит, на второй группе инвалидности, «а в больнице не бывал», сетует Валентина Аркадьевна. Помаленьку справлялись с нехитрым хозяйством, да откуда ни возьмись еще беда: зимой супруга ногу сломала. Лежала без движения, никак уж было не обойтись без посторонней помощи.

 – Спасибо, ухаживают за нами племянница и ее муж – Василий Павлович Молоков из Березников. Оба добрые до нас, спасибо им. Ведь если откажутся, так в инвалидный дом идти надо, – рассказывает Валентина Аркадьевна. – А уход нам полный требовался. И печь топили, и дрова носили, и продукты привозили, а когда лежала, так и еду готовили. Это теперь я на ноги встала, так потихоньку передвигаюсь. А воду-то нам они давно возят, даже в баню приходится привозить воду, считай, нету в деревне воды: общественных колодцев два, да давным-давно один провалился, а в другом чаще всего воды нет, летом иногда подчерпываем воду, так одна грязь. Ладно еще для поливки пруды есть. Кое-кто выкопал себе колодцы, так воды в них тоже не лишка. Ну, а нам с та­ким делом не справиться.

 У Алексея Александровича сейчас и «развлечение» только одно: послушать радио.

 – Лежу да слушаю, только вот мало хороших-­то передач: раньше хоть рассказы читали, спектакли бывали, песни пели настоящие, со словами, а сейчас все какой-­то каляй­-маляй... Надоедят, так выдерну из сети, без них спокойнее…Валентина-то газеты читает, она и мне, бывает, почитает вслух. И «Маяк» у нас есть, а как же?!

 Кстати, «Маяк», как оказалось, выписывают все жители деревни Колышкино. Спасибо, дорогие ветераны, вы – самые верные наши подписчики!


Кутьевы


 В семье Кутьевых коренным жителем Колышкина можно считать Виктора Павловича, главу семейства. В этой деревне он проживает со 2 класса: родители переехали сюда с Вотчи. А Нина Ивановна после педучилища, в 1972-м году, была направлена на работу в Нефедовскую школу учителем физкультуры.

 – Тут-то я и поймал ее, – смеется Виктор Павлович. – Поближе на комсомольском воскреснике познакомились, тогда комсомольцы частенько по выходным дням ездили в лес заготовлять дрова, хвою. Не забыть, как в день знакомства мы с Ниной вальс на тракторной телеге танцевали… Вот уж 44-й год вместе живем, в 1973-м поженились. Дом сами построили. Тогда все в деревне – кто раньше, кто попозже – выстроились, хоть и нелегко жили: не ленились!

 – У нас династия шоферов: дед, отец, я, сыновья – все водители, – рассказывает Виктор Павлович. – Я с 1967-го года на машине. Выучился в автошколе. В армии год работал на машине. Из армии вернулся в декабре 1970-го. Выучился еще на тракториста в Кубенском. До армии на бортовых машинах работал, после армии – на бензовозе, потом на автобусе в совхозе 16 лет. 36 или 37 лет в совхозе отработано, потом – по состоянию здоровья – перешел на другие работы: почту носил, в нашем сельсовете, пока не расформировали, водителем работал. Раньше проще было – работы невпроворот! А сейчас, смешно сказать, и работы нет для людей.

 – Мне очень нравилось, когда Виктор на почте работал,– включается в разговор Нина Ивановна. – Приду с работы, а дома уже все сделано. Он почту на машине развозил, быстрехонько, жаль только, что мало поработать там удалось. А я всю трудовую жизнь, до 2004 года, работала в школе. Нагрузка с первого года большая была: и уроки, и работа пионервожатой. Тогда в школе 200 детей училось. Было два седьмых класса. Работая, заочно в 1989 году окончила факультет физвоспитания педагогического института. Работу свою очень любила, с душой работала. Когда ушла из школы, долго было очень тяжело. По состоянию здоровья я с 44 лет вышла на пенсию по выслуге лет, а с 51 года вообще ушла на пенсию.

 Но Нина Ивановна не отстранилась от общественных дел: участвовала в художественной самодеятельности, долго вела группу здоровья для женщин, успешно участвовала в выставках с рукоделием, потому как она – удивительная мастерица – вяжет спицами и крючком красивейшие вещи: одежду, шали, панно, цветы… Ей не надо покупать подарков: близких, подруг она одаривает своими изумительными – штучными, неповторяемыми – изделиями. И в доме, чисто убранном и аккуратном – все украшено работами хозяйки – яркими, нарядными, создающими особое – светлое, оптимистичное – настроение.

 Когда ситуация со здоровьем усугубилась, возникли очень серьезные проблемы с суставами, доктора сказали Нине Ивановне, что вообще нельзя было выбирать такую специальность, тем более работать долгие годы. Проблемы с суставами у девушки возникали еще в детстве. Возможно, сказалась наследственность, у сестер суставы тоже побаливают. Нина Ивановна пояснила, что ее отец всю войну был в плену, а мама – на лесозаготовках да в рыбаках. О здоровье их говорить не приходится. (Семья жила в деревне Владычное, недалеко от Кубенского озера). Да и для работы учителя физкультуры в те уже давние годы немногое было: не достать было ни хорошей обуви, ни теплых костюмов. Все, видимо, и сказалось. Нина Ивановна давно на учете у докторов, были операции, а в последние годы к имеющимся проблемам здоровья присоединились еще и другие коварные недуги. Вновь пришлось перенести две операции, долгое лечение, доходило до того, что не могла встать на ноги… В общем, было очень тяжело. Но Нина Ивановна – очень сильная и волевая женщина. Поднялась! Она все время борется с недугами. Она столько попробовала для своего здоровья! Постоянно делает зарядку, в зависимости от состояния здоровья у нее множество ее вариантов: она же учитель физкультуры, и в разное время сама занималась пилатесом, бодифлексом, йогой... Нина Ивановна хорошо изучила систему доктора Бубновского, использует для себя многое из нее: упражнения, обливание холодной водой, сама себе провела курс холодотерапии (с кубиками льда) и пр. Не раз бывала Нина Ивановна и в санаториях. Она следует рекомендациям докторов, но и сама вдумчиво относится к здоровью, много изучает и пробует применять.

 Сейчас оба супруга Кутьевы на инвалидности, но пока со своими делами справляются сами, социального работника у них нет. С утра истопят печь, если русскую, то сразу поставят в нее готовиться и завтрак, и обед. Потом выходят поработать на улицу: снег убрать, подмести территорию, дрова поукладывать в поленницу. Два раза в неделю на машине ездят за продуктами в магазин, если надо – на почту, медпункт, в библиотеку. В часы отдыха читают, разгадывают кроссворды, раньше Нина Ивановна много занималась рукоделием.

 Близкие, родные всегда поддерживают их. У Кутьевых два сына, внук-студент и внучка– школьница. Младший сын, Иван, живет с семьей в Вологде. Каждый выходной к родителям приезжает, обычно с дочкой Таней. Он работает в коммерческом предприятии, Таня учится во 2-й школе, хорошо учится, она еще и рукодельница, как бабушка, что очень нравится Нине Ивановне. Внучка помогает прибираться в доме, а сын многие работы по хозяйству успеет за выходной сделать: и дрова запасет, и во дворе порядок наведет. Когда ухудшилось здоровье родителей, Кутьевы выкопали у дома колодец, провели воду в дом, сын сразу купил машину-автомат, так что с 2008 года Кутьевы-старшие на реке не бывали, чтобы полоскать белье, это очень облегчает жизнь.

 Старший сын, Александр, с семьей живет в Никольском Торжке, работает в сельхозпредприятии, он и шофер, и тракторист. У них там и личное хозяйство свое, понятно, что работы много, в летнюю пору особенно заняты. Они пореже бывают у родителей. Сын их Андрей уже студент: учится в Череповецком госуниверситете на факультете «Здоровье человека» – будущий биолог.

 Конечно, никакого хозяйства Виктор Павлович и Нина Ивановна сейчас не держат, нет даже ни кошки, ни собаки, а в прежние годы были и телята, и поросята, и козы, и овцы, только коровы не было. Но сад и огород имеются. И несмотря на все проблемы со здоровьем даже этим летом хозяйка сумела сделать немало заготовок. Не говорю о привычных, меня поразили ее трудолюбие и необыкновенная терпеливость при изготовлении яблочной пастилы, которой Нина Ивановна щедро угостила меня. Обязательно опубликуем в «Хлебосолах» рецепт этой пастилы (без сахара!), и вы увидите, как нелегко приготовить ее. А Нина Ивановна делает ее много­-много. Если б не проблемы со здоровьем, можно бы налаживать свой бизнес!

 Да, не все в нашем здоровье зависит от нас, но настрой и желание улучшить свое состояние – очень важны. Мы искренне желаем Нине Ивановне и Виктору Павловичу доброго здоровья и силы духа.


Гудковы


 Набирая текст, с удивлением поймала себя на мысли о том, что в этой небольшой деревушке Колышкино четверо из 12 жителей – педагоги. Ничего себе – «плотность» педагогов на душу населения! Дело в том, что Александра Николаевна Гудкова, проживающая с мужем чуть в сторонке от большинства домов деревни – тоже педагог. Как рассказала Н. И. Кутьева, А. Н. Гудкова приехала в школу учителем математики, но лет двадцать она уже не работает в школе. Они вместе с мужем – Валерьяном Алексеевичем – обслуживают местную электрическую подстанцию. Супруги, как и все в деревне, имеют свой огород, подворье, где содержат овец.

 У Гудковых трое взрослых детей, все работают и живут в Вологде, имеют свои семьи, у старших Гудковых уже пятеро внуков.


Волковы


 Еще одна семья, которую я не успела посетить, – это Волковы. Их ярко-­голубой дом с большущей горой березовых дров в числе первых попал в объектив моего фотоаппарата, а вот до хозяев не дошла. Елена Александровна родом из Колышкина, из большой семьи Семеновых, где было пятеро детей, и сейчас ее семья живет в доме родителей. Оба супруга работали в совхозе: Александр Александрович – трактористом, а Елена Александровна – ветеринар по специальности, но по состоянию здоровья перешла на другое место – работала в складе запчастей и на заправке. У них есть квартира в Нефедове, но когда два года назад умерла мать, они переехали в деревню, оба уже не работают.

 У Волковых только один сын, он живет в Вологде.

 Люди, которые приезжают на дачи, вряд ли станут постоянными жителями Колышкина, т.е. ожидать, что деревня вырастет, трудно. Напротив, даже преданно влюбленная в свою деревню Вея Борисовна Королева на следующую зиму планирует переселиться в Нефедово, уже сейчас дочери решают вопрос о покупке квартиры для нее.


Капитолина Ячменнова.

Фото автора.



117