«И вечен мигмеж прошлым и грядущим…»


Размышления в прозе и стихах
 
Анатолий Иванович Пахолков живет в поселке Надеево Вологодского района, председатель Вологодской районной организации ВОИ (Всероссийского общества инвалидов), ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, награжден орденом Мужества, медалью 3-­й степени «За особые заслуги перед Вологодским районом», медалью «В память о катастрофе на Чернобыльской АЭС»…
Не надо огорчать…
Волею судьбы я стал инвалидом. Но никак не хочу, чтобы люди видели это, жалели. Конечно, жить трудно. Но каждое утро я встаю, смотрю в окно и радуюсь встрече с новым днём. Нужно только не падать духом и не зацикливаться на своём горе­несчастье. Вокруг столько интересного и неизведанного, а жизнь так коротка и быстротечна. Никогда не надо завидовать тому, что есть у окружающих, надо довольствоваться тем, что имеешь в данный момент. Когда почувствуешь свою нужность кому­то, тогда почувствуешь себя увереннее в жизни. Никогда не поздно предпринять новую попытку преодолеть себя и начать сначала. Мой мозг в постоянном поиске, он не дремлет. И движет им неутомимое и яростное желание – освободиться от недугов. Я не хочу сдаваться, я сопротивляюсь, как могу. Когда близко подступают апатия и уныние, призываю на помощь Бога и с новыми силами осваиваю жизнь с её каждодневной обыденностью и непредсказуемой тайной, с её голубой полоской горизонта надежды. Хочется узнать: а что там, впереди, а что завтра будет? В любом случае, так или иначе, я должен подняться. Главное – необходимо понять: в тебе, в твоём жизненном опыте нуждаются люди. Надо обязательно сделать всё, чтобы вернуться к активной жизни и начинать работать прямо сейчас. Надо жить и выполнять ту работу, ради которой я появился и живу на земле. Безделье нужно исключить – иначе гибель. Бог дал мне возможность преодолеть свою слабость, и не надо огорчать Его.
Люблю грозу
Я очень люблю летнюю грозу, особенно после долгих жарких и душных дней. Дождь приносит свежесть. Раскаты грома вызывают во мне необъяснимую радость от того, что в небе творится что­то шумное, живое. А молнии просто зачаровывают. Ещё люблю дождь за то, что он приносит красивую грусть, размышления о добром и хорошем. Каждый раз меня тянет выбежать под дождь и покружиться под его прохладными струями. Я люблю слушать шум дождя, его песню, голос, музыку. А если дождь долго не кончается, я мысленно говорю ему: «Не плачь! Видишь, я тоже не плачу!»
Странное счастье
В повседневной жизни мы почти не задумываемся над тем, зачем мы живём на этой Земле, чего мы хотим и что нам нужно для счастья. Нам некогда и незачем задаваться такими вопросами. И лишь пережив потери, мы вдруг начинаем многое переосмысливать и ко многому относиться совершенно по­другому. Ведь когда ты физически обречён, когда только во сне можешь легко пробежаться по утренней поляне, мокрой и блестящей от росы, то порой даже ласковое дуновение ветра кажется таким удивительным! Ты вдруг начинаешь понимать: счастье– это внутреннее состояние души и оно не зависит от внешних условий. Можно быть глубоко несчастным, имея огромное количество денег, машин и коттеджей, а можно быть счастливым, не имея ничего, кроме собственной жизни… Может, мы созданы для того, чтобы жить для окружающих нас, любя их, думая и заботясь о них? И может, все наши страдания как раз оттого, что наша жизнь не соответствует этому? Мы постоянно ждём от кого­то любви к себе. Труднее, оказывается, понять другое: мы не только нуждаемся в чьей­то любви, но мы нуждаемся в том, чтобы самим любить кого­то. Невозможно изменить отношение к себе, не поменяв своего собственного отношения к другим. Невозможно заслужить любовь окружающих, самому не испытывая любви к ним. И невозможно избавиться от чувства одиночества и страданий, живя только для себя и думая только о себе! В каждой судьбе есть что­то светлое, нужно только разглядеть его и научиться принимать жизнь такой, какая она есть. Пусть трудная, порой жестокая, но это наша жизнь, другой нам не дано. Это удивительное счастье – жить на свете! Странное счастье. Счастье просто от того, что ты живёшь и, просыпаясь утром, вновь видишь это небо, это солнце, этих играющих детей. И вновь горишь желанием сделать хоть что­то, от чего кому­то на Земле стало светлей. Есть душа, есть сердце – а значит, ты ещё можешь что­то сделать! Хотя бы просто улыбнуться кому­то, хотя бы просто пожелать кому-­то счастья…
Если тебе тяжело
Мне кажется, надо только внимательно вглядеться в окружающее, и тогда увидишь своё предназначение. В каждой судьбе есть что­то светлое, нужно только разглядеть это и научиться принимать жизнь такой, какая она есть. Пусть трудная, порой жестокая, но это наша жизнь, другой нам не дано. Когда увидишь свою боль в боли другого, почувствуешь её сердцем, тогда есть готовность для дела. Тот, кто находит время и силы, чтобы помочь другому, становится жизнерадостнее и реже жалуется на собственные невзгоды. Недаром советуют: «Если тебе тяжело, найди человека, которому ещё хуже». А награда приходит сама собой за милосердие и доброту твоей души, за твои дела.
Твердо стоять на земле
Я не из нытиков, а вполне нормальный, жизнерадостный человек, ко многим вещам отношусь с юмором, хотя бывают и чёрные дни. Можно привыкнуть ко всему, даже к ощущению тупика, отсутствию всяких перспектив, но как трудно с этим смириться окончательно и бесповоротно. Конкретному человеку помочь может только конкретный человек. Но, чтобы быть услышанным, надо уметь заявлять о себе достойно. Не срываясь на крик, на нытьё, на взаимные обвинения и претензии. Даже малая инициатива, крошечное дело подтолкнут цепочку действий. Всё начинается с мысли и поступка. А дальше: пусть трудно, медленно, но мы продвигаемся к цивилизованному завтра. Боритесь, не пасуйте перед недугом. Врачи лечат болезнь, а духовными калеками нас делает убогость собственных желаний. Нам всю жизнь приходится доказывать право твёрдо стоять на земле.
Награда
Постепенно я начинаю понимать, что ни минуты своей жизни не имею права отдавать раздражению, зависти, злобе, потому что на них уходят силы, данные для любви. Когда мы освобождаемся от зависти, мелочности и вражды, тогда понимаем, что мы не только достойны жалости, сочувствия и помощи. Мы должны явить большому миру свою любовь, отогреть его своим теплом. Наблюдая за людьми с инвалидностью иногда ужасаешься их избалованному себялюбию, их желанию чего­-нибудь получить, выклянчить. Давайте же ценить близких, вовремя выражать им благодарность и признание. Надо понимать их озабоченность и усталость, надо уметь их утешить, постараться не копить обид за нечаянные поступки и неосторожные слова. Наше бодрое состояние и доброе настроение – награда им.
Благодарю
Чтобы не думать о болезнях, загружаю себя всеми делами подряд. У меня много друзей, они мне помогают, а я им. Мои помощники – это самые разные люди: и друзья, и соседи, и родные. По­моему, все, кто приходит на помощь другим людям, делают это с удовольствием, от чистого сердца. Я их всех непритворно люблю и уважаю, хорошо знаю склонности этих людей, их привычки, способности. Это помогает мне видеть, замечать в своих помощниках хорошее, лучшее. Я всем им искренне благодарен.
Надо уметь просить
Из личного опыта скажу: очень не люблю выступать в роли просителя (мне приятнее самому давать), но жизнь есть жизнь, порой приходится отстаивать свои права. Однако прежде подумайте: действительно ли необходимость вынуждает обратиться в качестве просителя (особенно для себя лично)? И лишь убедившись в необходимости своей просьбы, можно приступить к делу – тогда придут твёрдость и уверенность в собственном праве. Но при этом не стоит забывать о гордой скромности и человеческом достоинстве. Умейте просить у тех, от кого мы можем получить необоснованный отказ в нашей просьбе. Однако имейте настойчивость и мужество при этом не опускать руки для дальнейших действий. Чувства, которые влияют на людей и которые способны творить чудеса – это открытость, искренность, доброжелательность. Наш ум подскажет, как повлиять на тех, от кого мы ждём помощи, поддержки, разрешения своих проблем, изменения ситуации. Просить о чём­то друзей и обращаться в официальную инстанцию – это разные вещи, но всё-­таки здесь есть не мало общего: надо уметь просить так, чтобы не могли отказать, то есть убедительно и достойно.
Горе одному
Двоим всегда легче, чем одному, потому, что если упадёт один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда он упадёт, а другого, который поднял бы его, нет. Так что пока есть те, о ком надобно нам заботиться, мы ещё живы. И дай Бог, чтобы нашлись и те, кто позаботился бы о нас. Каждый из нас – не более чем ниточка в повседневных хитросплетениях полотна нашей жизни. Поддержим друг друга, чтобы не рвались наши ниточки поодиночке. И если жизнь скручивает нас не то что втрое, а и всемеро, тем труднее будет ей нас разорвать…
Пока иду
Я человек, очень любящий свободу и простор, и я готов быть вечным пленником этого чувства. Детство и юность остались позади, но жизнь, любовь, волнения и страсти, радость и печаль стали моими спутниками.
Не всё в жизни радует меня, но без этого нет и самой жизни. Ведь любой человек растёт, растёт его опыт, его мировоззрение. Но ни от одной странички своей хорошей, средней и даже плохой жизни я не отрекаюсь.
Всё это моя жизнь, а от прожитой жизни отрекаться нельзя. Сердце каждого человека в зависимости от возраста и условий бьётся по-­разному. Оно умнее и справедливее самых умных и справедливых замечаний. Сердце руководствуется чувством долга, чести и обязанности. Тропинка моего детства привела меня на большую дорогу жизни и борьбы. Идти мне не всегда легко, но радостно, что моя дорога стала продолжением дороги мудрых и славных предков. Я пока иду…
Работать и работать…
Моему поколению рано предаваться воспоминаниям, рано диктовать мемуары. Надо работать и работать, зная при этом, что сделано нами ещё мало и очень мало. Что­то очень существенное нами ещё не сделано, несмотря на достигнутые успехи в творческих делах и свершениях. Мужчина в зрелости должен быть сильным, чтобы не растратить себя по пустякам, чтобы уметь утвердить себя. Чтобы строить свой собственный дом, где ты сам за всё в ответе, в том числе и за поверивших в тебя, в твою силу. Чтобы видеть в жизни самое главное, самое тяжёлое. И браться именно за него, подставлять спину, напрягать жилы, делать шаг вперёд. Трудно, страшновато и рискованно. А зачем же мы тогда взялись за это трудное, страшноватое и рискованное дело? Ведь не затем же, чтобы отвечать на анкеты и лихо рассказывать о своих достижениях, выслушивать похвалу в свой адрес, любоваться собой.
Разве допустимо?
«Поколение убитых» – так можно назвать тысячи мирных жителей, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Каждый день, каждый год, прожитый ими после аварии, можно засчитывать за три. Как считают свои текущие дни и годы, за сколько каждый – бывшие воины­«ликвидаторы», у которых действительно ощущение, что им отпущено сверх всякой меры, что они просто чудом ещё живы?
 Как, не задумываясь, с какой готовностью они отдали своё здоровье за то, чтобы выкупить день
завтрашний у ядерной смерти. Не нужна никому сегодня их жертва. Зато их память, их знания нужны ради жизни на земле. Ведь они знают по собственному опыту, что такое «радиация». Мы живём во времена, когда многое открывается, когда заново приходится переосмысливать и жизнь, и смерть. Ту же, ядерную, человечество осмысливает как­-то всё по частям. Охватить её всю никак не удаётся, она таит много скрытого и неизученного.
Уяснили кое­-как первичные последствия ядерного взрыва, но теперь стали понимать, что вторичные, экологические, ещё катастрофичнее для всего живого на земле. Всепроникающая радиация грозит и «ядерной ночью», и «ядерной зимой» над всей планетой. В этих условиях нам нужны знания и опыт тех, кто больше остальных знает, помнит, как это бывает и что при этом бывает с людьми.
Достаточно ли уважительно и, главное, почтительно к их памяти и знанию отнеслось время? В общем, в конечном счёте – нет. Мы знаем, до какой набатной мощи поднимался голос «чернобыльцев» при лишении их льгот и социальных гарантий. Всем им пришлось пройти унизительные суды и разбирательства в различных инстанциях, чтобы доказать свою правоту, чтобы отстоять достойную жизнь.
Как в своё время они встали на защиту всего человечества, всей планеты, этого малодушные чиновники помнить не хотят. Потому что их заботят только свои привилегии и льготы, якобы за «особые условия» их труда. Разве допустимо при сложившейся финансовой ситуации в первую очередь обижать переселенцев из чернобыльской облучённой зоны и «ликвидаторов»? А может, лучше начать с себя…
 
Не покидай
Когда нахлынут волнами сомненья,
Темно, как ночью, станет среди дня,
Когда надежды и друзья изменят,
О, мужество, не покидай меня.
Когда подкашиваться будут ноги,
Померкнет свет маячного огня,
Чтоб не сойти мне с избранной дороги,
О, мужество, не покидай меня.
Когда порой накажет жизнь сверх меры,
За все ошибки юности казня,
Чтоб не терял в добро и правду веры,
О, мужество, не покидай меня.
 
* * *
По бойко-­весеннему скверу
Шагаю я медленно, тихо…
Что было со мной?
Только вихрь.
Что будет со мной?
Только вера.
Я верю в добро и удачу.
Я верю, что жизнь не пустыня.
Я верю в любовь, как в святыню
(Иное зовётся иначе).
В судьбе моей счастье и лихо,
И бед в ней довольно, и смеха,
И памяти долгое эхо
Я слышу то громко, то тихо.
И я подошёл к осмысленью
Ещё до последнего шага,
Что краткое жизни мгновенье­
Великое светлое благо.
 
* * *
Ты хотел быть ближе к небу?
Жаждал ты его награды?
Не моли тогда, не требуй
Снисхожденья и пощады!
 
* * *
На небесах струится серебро,
Луна крадётся между тучек робко,
Сверкают угли и кипит ведро,
И пахнет рыбой свежая похлёбка.
Друзей моих я слышу разговор,
Качнулось эхо, шелохнулась птица,
И освещает гаснущий костёр
Стол под сосною, и траву, и лица.
Мгновенный страх разъединяет мир
И действий поступательные звенья,
И только света призрачный пунктир
Нас возвращает к жизни на мгновенье.
Я понимаю главное теперь,
К теплу костра протягивая руки:
Так долго, так протяжно воет зверь,
Чтоб не исчезнуть, чтоб остаться в звуке.
Мне страшен миг, в котором нет меня,
Где связи нет природы и сознанья,
Я раздуваю зарево огня,
Чтобы продлить своё существованье.
Пододвигаюсь в сумраке к тебе,
И мир потухший делается сущим,
И время длится, нет конца судьбе,
И вечен миг меж прошлым и грядущим.
Анатолий Пахолков
 
 

Литературный Маяк

Литературный Маяк №1 / 2013

117