Верное слово


Приглашение к разговору
«Мощь и величие русского языка являются неоспоримым свидетельством великих жизненных сил русского народа, его оригинальной и высокой национальной культуры и его великой и славной исторической судьбы».
В. В. Виноградов.
 
– Меня задели, очень понравились статьи В. И. Белова о русском языке, опубликованные в «Маяке». Хорошо бы завести в нашей газете постоянную рубрику о русском языке, – сказала Элеонора Александровна Подольская, председатель женсовета Вологодского района. – Это могут быть беседы с филологами или статьи известных писателей по этому вопросу… Но что-­то должно быть обязательно. Ведь это очень важно. Посмотрите, сколько тюремного жаргона вокруг. И звучат эти выражения, между прочим, на самом высоком уровне. Или – словам с нормальным содержанием придается уже другое значение, какой-­то циничный оттенок… Сам язык беднеет. Многие хорошие слова вообще выходят из обихода. Например, слово «великодушие». Будто бы и качества такого не стало. Выпячиваются совсем другие качества, а с ними и слова, их обозначающие – так меняется система ценностей. Грустно от этого всего… Я не помню точно, но знаю, что на государственном уровне принимался закон о защите русского языка. Интересно, поддерживается ли этот закон тем, кто его подписывал?
 
 
Вот что говорила Элеонора Александровна. Такие вопросы поставила…
Я попробую дополнить и продолжить ее размышления на эту тему.
Начну, пожалуй, с выдержки из закона, о котором, видимо, и говорила Э. А. Подольская. Желающие прочитать закон полностью, легко могут найти его в интернете.
«Федеральный закон Российской Федерации от 1 июня 2005 г. № 53­ФЗ «О государственном языке Российской Федерации»…
 «Статья 1. Русский язык как государственный язык Российской Федерации
1. В соответствии с Конституцией Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык…
3. Порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации определяется Правительством Российской Федерации.
4. Государственный язык Российской Федерации является языком, способствующим взаимопониманию, укреплению межнациональных связей народов Российской Федерации в едином многонациональном государстве.
5. Защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации способствуют приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов Российской Федерации.
6. При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке…
Статья 3. Сферы использования государственного языка Российской Федерации
9) в деятельности общероссийских, региональных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций общероссийских, региональных и муниципальных периодических печатных изданий … , за исключением случаев, если использование лексики, не соответствующей нормам русского языка как государственного языка Российской Федерации, является неотъемлемой частью художественного замысла…
(Позволю себе комментарий к этому разделу закона: вот мы и видим, как «частью художественного замысла» сплошь и рядом становится откровенная гнусность и прикрывается она вот этим самым пунктом девятым статьи 3.).
Статья 4. Защита и поддержка государственного языка Российской Федерации
В целях защиты и поддержки государственного языка Российской Федерации федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции:
7) осуществляют контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации;
8) принимают иные меры по защите и поддержке государствен­ного языка Российской Федерации.
Президент Российской Федерации В. Путин».
Так что, действительно, есть закон.
Интересно, В. Путин, подписавший этот закон, фразу о «сортире» до этого произнес или после?.. А
Д. Медведев, недавно в эфире первого канала вновь произнесший «не фига», считает такие выражения неотъемлемой частью языка современного российского чиновника? Или это «художественный замысел» такой? Ну и пусть бы на таком языке между собой говорили, а с людьми – извольте по-­людски. Люди­-то ведь (в большинстве своем) с ними «срок не тянули» и «пыль не глотали»…
О том, как меняется значение привычных слов…
Мне как-­то один довольно известный в Вологде писатель (!) сказал: «Думаю, что сегодня Есенин не написал бы строчку «… голубую оставил Русь»… Всерьёз сказал. И разозлил меня.
Ну уж нет! Вот это слово: «голубой» – всегда обозначавшее небесную чистоту, нежность (купола Богородичных храмов на Руси традиционно – голубые), я педерастам не отдам. Я не принимаю эти «новые» (с ухмылкой) хамские значения исконных русских слов. Я всегда буду говорить «садитесь», а не «присаживайтесь»… Подмена понятий – это обман. Называют убийцу «киллером» – и, вроде как, он уже и не убийца, называют извращенца «геем» – и, вроде как, это уже нечто, имеющее право о себе заявлять…
Не поддаваться на этот обман! Называть вещи своими именами!
Кроме жаргона, беда – «канцеляризмы». Деловые бумаги, инструкции и т.д. в большинстве своем пишутся на каком-­то чудовищном, не русском, языке. Ну и пусть бы этот язык оставался в ведомственных бумагах – нет, эти канцелярские изыски вводят в широкое употребление. Это именно «канцелярский ум» смог придумать словечко – «обучающиеся»! Есть русское слово – «ученик». Во множественном числе – «ученики»… Ведь по логике тех, кто учеников называет «обучающимися», учителя­-то «обучателем» надо назвать!.. И вот уже на памятной доске на стене музыкальной школы № 1 Вологды читаем, что в этой школе «обучался» В. А. Гаврилин. Нет! Валерий Александрович там учился! У учителей! (Пожалуй, стоит посвятить разбору слов «учиться» и «обучаться» отдельную статью. Скажу лишь, что разные слова, разумеется, обозначают и разные действия).
А какая «канцелярская крыса» всех сельских жителей России в «поселения» загнала? А? Где ты, «закон о русском языке»?! По всей строгости этого закона с таких «словотворцев» спросить бы надо…
А вот что еще Элеонора Александровна сказала:
– Знаете еще, почему моему поколению легко было учить русский язык? Мы точно знали, что если так сказали по радио, если так написано в газете – то именно так и говорится или пишется правильно.
Верно! Утеряна культура издания журналов, книг, газет… Знаете, писатели или журналисты, которые писали с ошибками, были и раньше. Но были и квалифицированные редакторы и корректоры, через которых не могли просочиться стилистические, орфографические или пунктуационные ошибки. Сегодня ошибки­-опечатки – повсеместная беда, на которую уже и не обращают внимания (ну, подумаешь – опечатка), но вот так и происходит «снижение планки»...
Это проблема уже комплексная, системная…
Но, в конце концов, ошибки можно исправить, правила вызубрить, можно в оправдание и слова Пушкина привести: «Как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю»… Но «обмеление» языка, обеднение его как остановить? Меняется жизнь, уходят целые слои общества. Ведь, например, вместе с настоящим потомственным крестьянством уходят и слова, и язык беднеет. Вот что страшно. Теряем русскую песню, не слышим правильного произношения слов. Не читаем! Читающий человек (по­-настоящему читающий, тот, который без книги не может жить) – он всегда и думающий человек, он всегда чувствующий язык человек. А если не только дети, а и их родители не читают?.. Так что отношение к слову, к книге в семье – это очень важно.
Но важно и государственное отношение к языку, к слову… Вот мы привели «Закон о языке», но если он не выполняется, если его нарушают те самые люди, которые его подписывали, то его как бы и нет, закона­-то…
И вот другое, именно государственное отношение к языку (не знаю уж, был ли в то время закон, подобный нынешнему закону о языке). В 1943 году в руки
И. В. Сталина попадает труд известнейшего, но «опального» русиста (специалиста по русскому языку), будущего академика В. В. Виноградова под названием «Великий русский язык». Сталин приказывает – вернуть Виноградова из ссылки в Москву, присуждает ему Сталинскую (ныне Государственную) премию 1­й степени и делает его директором Института русского языка. Напомню – 1943 год. Вот это государственный подход! Вот это понимание того, что значит язык, слово. Надо ли объяснять, какая высота отношения к слову и языку на государственном уровне была задана…
И еще факт (из статьи о Ф. П. Филине на «википедии») – в 1944 году будущий известный языковед получил трехдневный отпуск с фронта (!) для участия в диалектологической конференции, которая проходила в Вологде. Порыться бы в наших газетах того времени, думаю, что в «Красном Севере» должна быть информация о конференции. Это же интереснейший факт! 1944 год, страшная война еще далека от своего завершения – в Вологде проходит диалектологическая конференция, в ней участвует отпущенный специально для этого с фронта военнослужащий… Невозможно победить такой народ. Наш народ, мой.
Невольно думаю: а сейчас – случись беда большая, хватит ли слов, хватит ли духа, чтобы написать, например, песню, подобную песне «Священная война»?..
Я верю в мой народ, в мой родной русский язык.
В нужный момент в русском языке всегда находится самое нужное, необходимое верное слово.
Дмитрий ЕРМАКОВ
Р. S. А постоянную рубрику, посвященную русскому языку, правильной речи, думаю, в «Литературном маяке» введем. Ждем откликов и предложений на эту тему.
 

117