ТИМОНИХА – БЕЛОВ – РОССИЯ (Заметки с III Беловских чтений)


  Андрей Константинович Сальников – известный журналист, главный редактор журнала «Вологодский лад».

Для японского профессора Василий Белов –это и есть Россия.
А для нас?


 Среди официальных приветствий, обращенных к участникам III Беловских чтений «Белов. Вологда. Россия», одно прозвучало очень издалека – из Японии. К сожалению, профессор Токийского университета ВАСЭДА Ясуи Рёхэй приехать в Вологду не смог, его слова любви и уважения донесла видеозапись.

 – Для меня Белов – это и есть Россия, – сказал известный исследователь творчества Василия Белова и переводчик его произведений на японский язык.

 Чтения проходили в Вологде и Харовском районе почти неделю и закончились накануне дня рождения Василия Ивановича, 21 октября. Они включили в себя встречи, выступления, выставки, в которых приняли участие больше тысячи участников из 12 регионов России и всех городов и районов Вологодчины. Были события, торжественные, многолюдные – а были камерные, в которых участвовали только близкие Василию Ивановичу люди. Но за каждым из них стояла любовь – к замечательному писателю Василию Белову, к русской литературе, к России.

 Известный русский писатель, ректор Литературного института имени Горького Алексей Варламов выступил с докладом «Белов и Шукшин: спор о русском пути». А. Н. Варламов – автор нескольких книг, вышедших в легендарной «молодогвардейской» серии «Жизнь замечательных людей»: он писал об Алексее Толстом и Григории Распутине, Андрее Платонове, Михаиле Пришвине и Михаиле Булгакове. На Беловских чтениях А. Н. Варламов говорил об отношении двух Василиев (Белова и Шукшина) к государству, к русской истории. Несмотря на тесную и трогательную дружбу, они далеко не во всем были единомышленниками.

 – Любимым героем Шукшина был Гамлет, – считает Алексей Варламов. – А вот Василий Белов видится мне, скорее, Дон Кихотом…

 Шукшин, считает Алексей Варламов, не мог простить властям безвинной гибели отца, который был расстрелян по ложному обвинению в 1933 году. Главным человеком в русской истории для Шукшина был Стенька Разин – писатель считал его воплощением русского протеста против государственного насилия над личностью. И Шукшин, и Белов видели крестьянство основой русского народа, и его уничтожение было для них уничтожением самой России. С возрастом, однако, Белов становился всё большим «государственником», и Шукшина он старался убедить в том, что без крепкой власти в стране их любимая Россия не то что развиваться не сможет – само существование её оказывается под угрозой. Но Шукшин не торопился соглашаться с другом, и его роман о Степане Разине ясно показывает, что государство для автора – сила, враждебная народу.

 Белов и Шукшин, считает Алексей Варламов, могли бы по-разному повести себя в девяностых годах, но писатель убежден, что они никогда бы не поссорились:

 – Они были людьми христианской природы и христианской породы, потому что превыше всего ставили любовь.

 К сожалению, этот пассаж Алексея Варламова – едва ли не единственное упоминание на чтениях об отношении Василия Белова к православию. Это удивляет: Василий Иванович православие считал основой русского бытия, и как можно понять его прозу, не затрагивая эту основу? На II Беловских чтениях тему «Белов и православие» затронула Капитолина Кокшенева, известный литературный и театральный критик, литературовед, доктор филологических наук. К сожалению, продолжения начатый было разговор не получил – а жаль. Думается, как бы подробно ни разбирали мы художественные особенности беловских текстов, историю их происхождения и прочие аспекты, разговор о творчестве Василия Белова не может быть полноценным без исследования основ его мировоззрения, которое, несомненно, имеет христианское, богословское содержание.

 – Мы жили рядом с человеком, который вошел в историю, – сказал священник Алексий Сорокин, пресс­-секретарь Вологодской епархии. – Значение Василия Ивановича Белова со временем становится всё понятнее для нас, и это видно по тому, что чтения, посвященные нашему великому писателю, привлекают всё больше людей, приобретают всё большее значение в общественной жизни.

 Отец Алексий по поручению митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия огласил приветствие главы Вологодской митрополии участникам III Всероссийских Беловских чтений.

 Профессиональный, обстоятельный, многосторонний разговор о понимании смысла творчества Василия Белова нужен – в этом согласились эксперты, подводя итоги чтений. Прозвучало предложение о создании на базе Вологодского госуниверситета научно-­образовательного центра по изучению творчества Василия Белова…

 Прозвучало и еще одно предложение: присвоить Вологодскому государственному университету имя Василия Ивановича Белова. Идея обсуждается, есть у нее противники и сторонники. Думается, не так уж важно, будет в Вологде Беловский университет или нет; важнее, чтобы мы не забывали читать книги Белова – его прозу и публицистику, письма и воспоминания.


2. Дорога к дому Василия Белова


 Для многих участников III Беловские чтения начались поездкой на родину Василия Белова.

 По пути заехали в Харовск, познакомились с местной районной библиотекой имени В. И. Белова.

 Сердце библиотеки – центр литературного краеведения. Основная экспозиция посвящена, конечно, Василию Ивановичу, но и другие харовчане-литераторы не забыты. Приезжие угостились чаем с вкуснейшими пирогами, поговорили с милыми библиотекарями – слава Богу, еще этой профессии в наш обюрократившийся век имя не поменяли, они по-­прежнему «души аптекари»… «Души аптека» – так называл библиотеку вологодский поэт Юрий Макарович Леднев; у него, кстати, в Харовском районе дом в деревне был, тоже не чужой здешним краям человек…

 Сотрудники библиотеки подготовили туристский маршрут «Дорога к дому». Это – не специально для гостей, маршрут успешно работает несколько лет. На пути к дому Василия Белова экскурсоводы не только достопримечательности местные показывают, но и небольшие спектакли – точнее, сценки, поставленные по беловским рассказам. Артисты, конечно, самодеятельные – но в роли вживаются не хуже иных профессионалов. А может, и лучше; рассказывают-­то они о родном, близком, понятном. Никаких насильно предлагаемых режиссёром обстоятельств. Слушаешь бухтины Кузьмы Барахвостова, и кажется, что это он вот тут и сидит, на лавочке. А когда автобус остановила обычная, вроде, здешняя баба с авоськой и попросила довезти до соседней деревни, никто ничего особенного и не заметил. Только когда рассказ о путешествии в Москву к брату-­полковнику перевалил за две-­три фразы, вспомнилось – да это же «Маникюр» беловский, как доярка к брату-­полковнику в Москву ездила... Аплодисменты актрисе слышали, наверное, и в той деревни, куда мы подъехали, даром, что автобус невелик.

 На кладбище в Тимонихе уже ждал священник Анатолий Савчук, настоятель храма преподобного Онуфрия Катромского в Харовске. За несколько дней до визита участников чтений здесь был установлен новый памятник на могиле Василия Ивановича, отец Анатолий совершил литию. С особым вниманием разглядывали памятник: родные Василия Белова его еще не видели, понравится ли?

 – Признаюсь, я шла на кладбище с некоторой настороженностью, – говорила потом Ольга Сергеевна Белова, – но мне всё очень понравилось.

 Мы посадили около кладбища аллею дубков и берез. Зашли в Никольский храм, который восстановлен на средства Василия Белова и его друзей. Писатель многое сделал в церкви своими руками – полы, например, стелил, иконостас устанавливал. Помолились, поставили свечи…

 В Тимонихе осталось всего-­то пять домов, зимой никто здесь постоянно не живет, но люди бывают нередко: родственники Василия Ивановича дом навещают, есть жители в близлежащих деревнях. Вологодские писатели лелеют надежду возродить здесь жизнь, привлечь добровольцев возможностями завести хозяйство. Гости осмотрели беловский дом, полюбо­вались видами на Сохотское озеро, и – в путь: их ждали на обед в Поповке, это центр Азлецкого сельсовета (назову уж по-старому – рука не поднимается писать слово, которым заменили сельсовет). Встретили и проводили радушно, тепло – и песни пели, и сказки рассказывали. А уж угощали! Не то шесть, не то семь перемен блюд, где так еще примут?

 Вернулись уж затемно. Пока ехали сквозь Харовский район, проезжали деревнями – они тут часто, и дома встречаются вполне основательные. Казалось бы, живи только – но избы так и откатывались назад, во тьму – деревня за деревней. Разве что отблеск фары мелькнет в оконце... Жизнь здесь наступает летом.

 Неужели так и откатилась в прошлое деревенская Атлантида? Как не хочется...


На фоне Тимонихи

(литературный семинар)

 Не берусь судить, что Василию Белову на чтениях его имени понравилось бы, а что нет – думаю; впрочем, что по сердцу писателю пришлось бы многое. Например, литературный семинар: Василий Иванович всегда любил помогать молодым, с радостью поддерживал их – думаю, и нынешним начинающим свой литературный путь помогал бы с удовольствием.

 В семинаре участвовали около сорока молодых авторов из Вологды и Череповца, Бабаева и Нюксеницы, Кичменгского Городка, Сокола… Это школьники и студенты, библиотекари и преподаватели. На обсуждение были представлены лучшие работы десяти участников семинара. Руководитель семинара – известный русский прозаик Дмитрий Ермаков, живущий в Вологде, ему помогали секретарь Союза писателей России поэт и литературный критик Алексей Шорохов, вологодские писатели Роберт Балакшин, Александр Цыганов, Инга Никитина, Наталия Мелёхина, Татьяна Бычкова, а также преподаватель русского языка и литературы Мария Корчагина (Вологодская средняя школа №1).

 Пишут молодые о разном, и это порадовало. Больше всего стихов, причём, стихи, в основном – о любви, о чём еще писать в 16-­17 лет… Впрочем, среди рукописей есть исторические размышления в стихах и фантастические рассказы, баллады о войне и небольшая повесть по мотивам уральских сказов, рассказы и сказки для де­тей... Девятнадцатилетний череповчанин представил написанный вполне уверенной рукой рассказ о том, как человек превратился в таракана. Члены жюри тут же вспомнили классическое «Превращение» Франца Кафки – и, оказалось, ошиблись: «Кафка позже был», – заявил автор. Как – позже?.. – «Ну, в смысле, я сначала написал этот рассказ, а потом Кафку прочитал...»

 Мы порой упрекаем молодых в излишней прагматичности; орга­низаторы были готовы к потоку стихов и рассказов о деревенской жизни, о природе – но работы на «беловские» вроде бы темы оказались в меньшинстве. И не потому, что молодые не хотят писать о жизни деревни – они её, может, и любят, просто не знают хорошо. Правда, две вологодские старшеклассницы представили рассказы о селе; оба были отмечены жюри как интересные по замыслу, но исполнение не дает возможности говорить о них как о состоявшихся произведениях. Девушки настроены продолжать литературную работу, и это позволяет надеяться, что огрехи стиля со временем уйдут, а серьёзное отношение останется.

 На семинар не смогли приехать все приглашенные – кому работа не позволила, кому нехватка средств, ехать ведь надо было на свои. Одна участница прислала вместо себя маму: так хотела услышать мнение профессионалов о своих рассказах. Мама с блокнотом в руках всё выслушала, записала – не сомневаюсь, что дочке она передаст не только замечания, но и общую атмосферу: доброжелательную, но строгую.

 Разговор на семинаре шёл не о конкретных ляпах, хотя и их тоже не пропускали. Говорили о главном – для чего вообще стоит писать. Наверное, об этом довольно точно выразилась одна из участниц семинара, «стараюсь вложить в своё творчество лучики добра, чтобы делиться им с другими». Ну, а чтобы к желанию поделиться добром добавить писательское мастерство, умение владеть словом, строить сюжет – для этого и собирали семинар. Жюри надеется, что не зря собирали.

 Как уж говорилось, обсуждали не все работы. В центре писателя Василия Белова при Вологодской городской библиотечной системе 21 октября собрались и те авторы, чьи работы обсудить времени не нашлось. Специально для них Инга Никитина устроила отдельный разговор. Хоть по несколько слов, но каждому сказала. Вот – штришок отношения настоящих писателей к начинающим авторам: строго – но уважительно; без снисходительности, но с любовью.

Обсуждение работ молодых литераторов шло, можно сказать, на фоне Тимонихи: на стенах зала, где проводился семинар, были развешаны работы Андрея и Марины Кошелевых. Днем раньше в Беловском центре открылась их фотовыставка «Душа хранит», посвященная 55-летию выхода в свет первой книги Василия Белова – небольшого сборника стихов «Деревенька моя лесная».

 – Как же не писать беловскую прозу, когда видишь из окна такую красоту каждый день! – мечтательно произнес Алексей Шорохов, глядя на дивный вид окрестностей родной деревни Василия Белова.

 Наверно, надо почаще бывать в Тимонихе. И не только писателям…


Андрей САЛЬНИКОВ.

117