МЛАДШИЙ БРАТ ПОЭТА НИКОЛАЯ РУБЦОВА. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА (публикуется в сокращении)


  Леонид Вересов, исследователь жизни и творчества Николая Рубцова, продолжает свои поиски. В сфере его интересов не только сам Николай Михайлович Рубцов, но и окружение поэта – его родные, друзья, знакомые. Такие исследования и находки дают возможность еще глубже заглянуть в «творческую лабораторию» поэта, попытаться понять истоки творчества… Сегодня мы публикуем новый материал Леонида Вересова, новую находку в рубцововедении…


* * *

   У поэта Николая Рубцова было два родных брата. Судьба старшего, Альберта, теперь достаточно хорошо известна и, что самое главное, документально подтверждена. А вот о младшем – Борисе – и до сих пор мало что известно.

  Поиском двух братьев поэта Н. М. Рубцова занимался еще в двадцатом столетии В. С. Белков. Он в своих книгах помещал обращения с просьбой помочь в поисках, а также писал письма по последнему адресу Бориса. Этот адрес и сейчас можно отыскать в записной книжке Н. М. Рубцова, которая хранится в Государственном архиве Вологодской области. (Если быть точнее, в записной книжке поэта существуют две записи, касающиеся адреса Бориса Рубцова. Они и послужили основой для поисков Вячеслава Белкова и, позднее, автора данного материала).

   Будучи знакомым со старшей сестрой поэта Г. М. Шведовой (Рубцовой), проживавшей в горо­де Череповце, автор этих строк также спрашивал ее о Борисе, но Галина Михайловна повторяла уже известное. Вот слова Г. М. Шведовой из воспоминаний, записанных в 1996 году. «А Борю из Краскова (из Красковского детского дома) привезли к нам (возможно, сначала в Вохтогу, потом в Вологду), так как отец был живой. Боря все время жаловался. Приезжала тетя Шура и увезла его в Мурманск. Теперь тетя Шура умерла, и дальнейшая судьба Бори неизвестна».

  Единственная на сегодняшний день достоверная фотография Бориса Рубцова, видимо, происходит из второй семьи отца поэта и чудом сохранилась у Г. М. Шведовой (Рубцовой).

   Галина Михайловна довольно неясно рассказывала о письме от Бориса и о том, что он умер от болезни в середине 60-х годов.

 Сводный брат поэта Алексей Рубцов рассказал много подробностей о семье Рубцовых и своем сводном брате Николае. Разговаривали мы и о судьбе Бориса Рубцова. Алексей припомнил ряд интересных моментов, связанных с ним. Например: Александра Андриановна, сестра отца поэта, брала маленького Бориса на Север, в город Никель. Но после нескольких лет она с ним возвратилась в Вологду. Борис учился в школе рабочей молодежи на ул. Чернышевского, 1. До армии около года работал на ВПВРЗ. Ушел в армию примерно в 1955­–56 годах. По воспоминаниям Алексея, из армии в Вологду не возвращался. Но Н. М. Щербинина, двоюродная сестра Н. Рубцова, вспоминает: «Около 58-го года пришел из армии Борис. Он пришел с лишаем, лежал здесь в лазарете. Возможно, это был отпуск из армии, или Борис заезжал на очень короткий срок».

   К сожалению, Алексей Рубцов умер в 2014 году и уточнить приводившиеся им факты уже невозможно. Остался один путь – запросы в архивы. Но ответы, в основном, приходили отрицательные. Судьба Бориса оставалась почти неизвестной.

  Было написано письмо в газету села Успенского Краснодарского края с просьбой к предстоящему 80-летию поэта Рубцова попытаться узнать что-­либо о судьбе его младшего брата, жившего, когда-­то, в этих местах. Письмо было опубликовано в газете «Рассвет» Успенского района Краснодарского края. Через несколько месяцев из газеты пришел также неутешительный ответ: «Никаких документов и следов пребывания Бориса Рубцова в Успенском не обнаружено».

  Судьба Бориса никак не хотела привязываться к проверенным фактам и документам. Вроде бы, поиск был закончен и доведен до общего отрицательного результата. Но, зная о прекрасных людях, работающих в библиотеках и музеях, я решил использовать и этот шанс. Я написал письмо директору центральной межпоселенческой библиотеки Н. А. Седушковой и однажды вечером и был вознагражден за упорство телефонным звонком…

  Звонила работница библиотеки Татьяна Николаевна Олейникова из села Успенского. Оказалось, что Борис Рубцов и ее свекор Дмитрий Тимофеевич Олейников ехали вместе после совместной службы на Северном флоте на демобилизацию и более того, именно Дмитрий Олейников пригласил Бориса к себе на родину в Краснодарский край. Подробности ошеломляли, хотелось верить рассказу Татьяны Олейниковой. Потом мы частенько перезванивались, приходилось задавать ей вопросы, на которые ей давал ответы свекор, старый и больной человек...

   Необходимо было соотнести данные о Борисе Михайловиче Рубцове, полученные от Д. Т. Олейникова, с рассказами о Борисе его сводного брата А. М. Рубцова, его старшей сестры Г. М. Шведовой (Рубцовой) и двоюродной сестры, дочери Софьи Андриановны, Н. М. Щербининой.

  Задача стояла трудная – отделить легенды и неточности воспоминаний о жизненном пути Бориса Рубцова от документальных фактов его биографии.

  Бесконечная благодарность за воспоминания Дмитрию Олейникову, но это ярчайший пример того, как рождаются неточные данные и легенды. Память – это не документ, а лишь хорошее подспорье его и средство раскрасить сухие документальные строки красочными воспоминаниями.

  Дмитрий Олейников, по его словам, служил на Северном флоте с осени 1957 года по декабрь 1960 года. Вначале его служба проходила на подводной лодке, потом его списали на берег, и он проходил службу в береговых частях, обслуживающих корабли. Именно на берегу Дмитрий и познакомился с Борисом Рубцовым. По словам Дмитрия Олейникова, Борис призывался на СФ из Вологды, что оказалось неточным фактом. Но вот нельзя не поверить тому, что Борис приехал на флот с гармошкой и был заядлым гармонистом. Борис научился хорошо играть на баяне и гармошке еще на гражданке. И однажды в увольнении друзья приобрели дорогостоящий музыкальный инструмент – баян. Своих денег 800 рублей (по новому курсу после 1961 года – 80 рублей) Борису не хватило, и Дмитрий добавил изрядную сумму. С этим баяном Борис и по­ехал в Краснодарский край.

   После демобилизации друзья прямым поездом отправились на родину Дмитрия в Краснодарский край. Однако двоюродная сестра Рубцова Надежда Щербинина в воспоминаниях пишет, что Борис пришел из армии около 1958 года. «Он пришел с лишаем и лежал здесь в лазарете. Мне запомнилось, как он купил апельсины». (Этот эпизод В. Белков ошибочно приписал Николаю Рубцову). Могло такое быть? Да, если Олейников и Борис Рубцов ненадолго останавливались в Вологде.

  Какое-то чувство странничества было явно присуще всем трем родным братьям Рубцовым. Кстати, не избежал его и средний их сводный брат Геннадий, который пропал без следов и писем из виду своей супруги Татьяны и неизвестно до сих пор, где обретается. Попытки автора данного материала выяснить, что стало с Геннадием, пока успеха не имели.

   Что это: родовой знак, примета времени, желание увидеть мир, поиски новых впечатлений?..

  В селе Успенском Борис прожил не более года. Вначале, по рассказам Дмитрия Олейникова, он устроился работать на ферму на хуторе Солдатском. Отсюда и адрес в записной книжке поэта Николая Рубцова. Там же познакомился с девушкой Валей, которая так и не стала его женой. Проработал на ферме Борис немного, не более трех месяцев. Не колхозник он был, как выразился его друг Дмитрий. Борис устраивается работать баянистом (благо, баян был свой) в Дом культуры села Успенского и с успехом работает там несколько месяцев. Играл на баяне Борис весьма ловко и вдохновенно.

  Надо бы прояснить вопрос о том, кто научил его так хорошо играть на баяне? Возможно, его приемный отец Федор Селин, тоже клубный работник. А вообще, музыкальность была родовой чертой семьи Рубцовых. Прекрасно играл на баяне Альберт, Николай сочинял мелодии на свои стихи, Галина прекрасно пела и руководила клубом в селе Артюшино на Вологодчине. Сохранились и сведения о выдающемся голосе рано умершей сестры Надежды. Да и мать семьи, по некоторым данным, пела в церковном хоре. Отец Михаил Андрианович имел патефон, любил слушать пластинки и петь.

   Борис Рубцов почти ничего не рассказывал Дмитрию Олейникову о семье, не принято было это тогда. О том, что его брат Николай пишет стихи, Борис вряд ли и знал. Более того, видимо, они даже не знали, что служили одновременно, в одни и те же годы на Северном флоте…

   А вскоре баянист Дома культуры Борис Рубцов заболел туберкулезом, был госпитализирован и после прохождения курса лечения от военкомата был отправлен в санаторий…

   Д. Т. Олейников после отъезда Бориса в санаторий с ним более не встречался. Судя по тому, что Борис устроился работать баянистом весной 1961 года, все дальнейшие события можно относить к осени – зиме того же года. А дату ухода его из жизни можно предположить как 1962 – 1963 год. Примерно так ее определяла и Г. М. Шведова (Рубцова).

  …И вот тут случилось чудо в нашем литературном исследовании. Пришло письмо из Центрального военно-морского архива. Письмо было долгожданным и содержало документы, касающиеся младшего брата Н. М. Рубцова – архивную справку и архивную копию учетно-послужной карточки Рубцова Бориса Михайловича, 1937 года рождения…

   Теперь можно подвести промежуточные итоги в поисках фактов биографии младшего брата поэта Николая Рубцова.

   Родился Борис Михайлович Рубцов 23 мая 1937 года в селе Емецк Емецкого района Архангельской области. На тот момент он был пятым ребенком в семье Михаила Андриановича и Александры Михайловны Рубцовых. Вместе с большой семьей Борис меняет квартиры и города по месту работы отца. После Емецка семья переезжает в Няндому, а затем в Вологду. После призыва отца в армию и смерти матери в 1942 году он вместе с Николаем попадает в Красковский детский дом под Вологдой. В 1943 году судьба разлучает братьев, Николая отправляют в детский дом в село Никольское Тотемского района. Однозначно сказать, что они встречались, когда выросли, нельзя, нет точных данных. Одно ясно – попытки найти друг друга у них были. И яркий пример этого – адрес Бориса Рубцова в записной книжке поэта. Всю войну и первые тяжелые послевоенные годы Борис провел в Красковском детском доме. Здесь же, по-видимому, он и начал ходить в школу. Сколько классов окончил Боря в Красково, пока точно не известно. Борис вполне мог закончить в Краскове шесть классов, как он и написал в учетно-послужной карточке «образование шесть классов в Вологде». Напомню, что село Красково недалеко от Вологды. Отец забирает Борю к себе в семью. Кстати, он нашел после войны всех детей, кроме Николая, документы которого в Красковском детдоме не сохранились. Но новая семья отца, где уже было двое своих детей, не очень обрадовалась детям отца от первого брака. И поэтому Бориса взяла к себе сестра отца Александра Андриановна Рубцова, муж которой погиб во время Финско-­Советской войны 1939 года, а своих детей у нее не было. Дальше мы вступаем на хлипкий путь воспоминаний и предположений. Но пока это единственная возможность продолжить описание жизни Бориса Рубцова.
     Период между 1952 и 1957 годами – самый скрытый пока от исследователей. Факты, конечно, есть, но как их расположить в истории жизни Бориса? По воспоминаниям Алексея, сводного брата Бориса, он учился в вечерней школе в Вологде на улице Чернышевского, работал на ВПВРЗ им. Калинина. Затем с тетей Шурой Борис уехал на Север, как говорила Г. М. Рубцова в Мурманск. Но по воспоминаниям Н. М. Щербининой, это был город Никель Мурманской области. Там тетя Шура выходит замуж за Федора Селина и берет его фамилию. Хотелось бы подчеркнуть положительную роль в судьбе Бориса Александры Селиной и ее второго мужа Федора. Возможно, именно Федор научил Бориса играть на баяне и гармони, способствовал его поступлению в ФЗО № 1 в поселке Роста, тогда пригороде Мурманска, провожал его в армию. 27 июля 1957 года Борис Рубцов призывается в армию Мурманским городским военкоматом. Согласно архивной справке из архива Военно­-Морского Флота от 10 сентября 2015 года Борис Рубцов проходил действительную срочную военную службу с 25 ноября 1957 года по 19 ноября 1959 года в 385 военно-строительном отряде Северного флота, который в указанный период дислоцировался в городе Североморске и поселке Гремиха Мурманской области. Говоря простым языком, Борис служил в стройбате, на берегу, отсюда срок его службы только два года. Напомню, что его брат Николай служил на эсминце «Острый» четыре года. Приказом начальника 385 ВСО от 18 ноября 1959 года № 327-а Рубцов Борис Михайлович исключен из списков личного состава отряда и уволен в запас в распоряжение Успенского РВК Краснодарского края с 19 ноября 1959 года. Конечно, Борис Рубцов и Дмитрий Олейников могли заехать в Вологду (об этом свидетельствует Н. М. Щербинина) и навестить отца Бориса.
      По приезде в Успенское Краснодарского края Борис пытается работать на ферме на хуторе Солдатском. Встречает девушку Валю, завязывает с ней отношения, но до свадьбы дело так и не дошло. Видимо, в этот период пишет письма отцу и сестре Галине (наверное, от них и два адреса Бориса в записной книжке Николая Рубцова). После нескольких месяцев работы на ферме устраивается баянистом в клуб в селе Успенском. В Успенском жил около года. Заболел туберкулезом и был отправлен на лечение в один из южных санаториев. Будет большой удачей, если удастся выяснить что­либо о последних днях Бориса Рубцова и найти место его захоронения. Время ухода из жизни Бориса Рубцова (по данным на сегодняшний день) – 1962 год.

     Такова канва жизни младшего брата великого поэта Н. М. Рубцова. Автор благодарит всех, кто помогал в поисках. Особенное признание за помощь в написании статьи Татьяне Николаевне Олейниковой и армейскому другу Б. М. Рубцова Дмитрию Тимофеевичу Олейникову.

Леонид Вересов.

117