«В ЭТОЙ ДЕРЕВНЕ ОГНИ НЕ ПОГАШЕНЫ…»


 О сегодняшнем дне малой родины Николая Рубцова. (Окончание. Начало в июньском выпуске «Литературного маяка»)


1.

  Двое парней на крыльце «Бирюзового дома» надували большую шестиместную резиновую лодку (одна уже лежала на траве туго надутая). Нет, не накачивали насосом, а именно надували. Ртами. Сначала один – высокий, худощавый – припадал к клапану, хватанув грудью воздух, дул, потом сменил его второй – коренастый, светлоголовый. Округлые резиновые борта заметно увеличивались…

  – Это наши главные местные помощники! – отрекомендовала парней хозяйка «Бирюзового дома» Марина Николаевна Кошелева.

  – А насосом никак? – я спросил.

  – Нет насоса, а сплав на десять часов намечен.

  Тем временем ребята закончили свою работу, закрыли клапан. И я познакомился с ними.

  Тот, что повыше – Алексей Иутинский, покоренастей – Денис Акентьев. С Кошелевыми они знакомы второй год и стараются помогать им во всех делах «Бирюзового дома», являются участниками ансамбля «Русский перепляс», организованного по инициативе некоего тайного благотворителя из Москвы (передал на проекты «Бирюзового дома» 30 тыс. рублей) и Марины Николаевны.

   – Да, мы выступали с ансамблем уже и в Николе, и в Усть­-Печенге, и в Тотьме, и даже в Вологде, – с гордостью говорят ребята.

  … Я любуюсь этими парнями, им бы остаться здесь (или вернуться сюда после учебы в городе), здесь семьи создать, нарожать детей –таких же красивых и сильных… Верю, что и будет так, а иначе – не будет России…

2. 

   И вот, неся над головами лодки, идём к речке Толшме. Обычная северная речка – шустрая, неширокая, в основном мелкая, но с глубокими тихими бочагами. Сплав нам предстоит недолгий – от пешеходного мостика в верхнем конце села, до второго мостика. Мы всего лишь опробуем маршрут для будущих туристов.

  Идем сельской улицей мимо красивых больших домов с ухоженными опрятными огородами. И в каждом огороде кто-­то работает. Распрямляют спины, смотрят на нас – бездельников городских. Живёт село, трудится…

  Спускаемся с высокого берега к речке, спускаем на воду лодки. Два экипажа: в одном я, Алексей, Ольга Мужикова (жена старшего брата погибшего Сергея Мужикова), учитель иностранного языка в местной школе и ее дочь-­выпускница; в другой лодке: участники клуба «Госпожа провинция» Антонина Чумеева и Галина Березина, Марина Николаевна Кошелева. Ну, а капитаны, конечно, Алексей и Денис. Им­-то и пришлось большую часть сплава брести по пояс в воде и толкать или тащить грузно­осевшие лодки. Впрочем, мы с Лешкой тоже охотно искупались…

  Мы плыли и шли между высо­ких зеленых берегов, и справа над зеленью кустов – дома Николы, среди них – и синее здание музея Рубцова (бывшего детского до­ма), ближе к реке – опустевшая колхозная конюшня (еще помнится, как на этом лугу паслись лошади). А вон и «купол церковной обители» виден… Второй шаткий мостик через реку – конец нашего сплава по Толшме. Замечательное приключение – жаль, что скоро кончилось.

  Вытаскиваем лодки, снова несем их над собой.

  Дорога в гору, дорога к храму… 

3.

«С моста ведет дорога в гору,

А на горе – какая грусть! ­

Лежат развалины собора,

Как будто спит былая Русь» – тут у Рубцова и внешний сюжет фотографически точен, и духовный – «спит былая Русь».

   И на горке этой нас уже ждет Надежда Воронина. Выпускница Никольской школы, она закончила Вологодский педуниверситет. Занимаясь изучением истории храма Николая Чудотворца на реке Толшме, Надежда нашла первое упоминание об этой церкви в 1528 году в старинных документах. До этой находки история храма велась от 1791 года…

   Сейчас Надежда выполняет роль экскурсовода в разрабатываемом Кошелевыми туристическом маршруте.

   Сначала не о церкви рассказывать стала. Мы обернулись к реке, и свершилось чудо – само собою произносилось и тут же воплощалось в образы стихотворение Рубцова:

«Тихая моя родина!

 Ивы, река, соловьи...» – ну вот же, вот же это всё перед нами…

« – Где тут погост? Вы не видели?

 Сам я найти не могу. ­

 Тихо ответили жители:

 – Это на том берегу…» – да, вон оно смиренное кладбище…

«Купол церковной обители

 Яркой травою зарос», – обернулся – вот он купол…

«Между речными изгибами

 Вырыли люди канал», – толь­ко что мы по тому каналу и проплыли…

И от пейзажа – к молитве:

«С каждой избою и тучею,

 С громом, готовым упасть,

 Чувствую самую жгучую,

 Самую смертную связь!»

   Надежда Воронина рассказывает о храме. О том, что был он когда-­то деревянным. Потом построили каменный, потом на его месте другой (вот этот, развалины которого остались).

  – Строили с 1904 по 1916 год, – говорит девушка-­экскурсовод, – освятили в 1913 году».

  Какая же судьба у этого храма! Только освятили – страшная война началась, закончили полностью строительство – революция. В тридцатые годы – закрытие, переделка, разрушение. В оставшихся целыми помещениях был маслозавод, пекарня…

  И вот – собираются средства. Идет восстановление. Не только храма – душ восстановление…

  Это стихи Рубцова спасли храм! Да, да! Я уверен в этом… Теперь уж храм будет восстановлен, обязательно будет.

4.

   Коротенько беседуем с главой Толшменского муниципального образования Владимиром Александровичем Сивцевым. Долго разговаривать ему некогда даже и в выходные.
Проблемы уже известны: были сельхозпредприятия – купили москвичи и все порушили, под банкротство подвели. Дорог много, которые надо поддерживать в рабочем состоянии. Есть и положительные моменты – вот в прошлом году отрылась в Николе фабрика по производству палочек для мороженого, есть птичник в Манылове, ну, торговля еще…
   – Как относитесь к тому, что затеяла и делает Марина Николаевна Кошелева? – спрашиваю.
   – Когда разваливается что­то – это плохо, а когда делается – это хорошо. Но у меня слишком мало времени получается уделять её инициативам. Она такая энергичная, что
я просто не успеваю за ней. А так – я всегда за, конечно…
  – Какие же перспективы развития этой территории Вы видите?
  – Естественно, прежде всего, нужно развивать сельское хозяйство. А мы теряем сельское хозяйство – поля зарастают…
  – Ехали сюда, проезжали Великодворье, там работает предприятие – и совсем другая картина, – подсыпаю еще соли на рану, спохватился – да уж сказал…
 – Да, там есть хозяин – и картина другая… – И тут же продолжает, выговаривая наболевшее: – Если даже возродится колхоз – кто работать­-то будет? Где наши дети? В Вологде, в Череповце… А здесь кто – узбеки будут работать?.. Деревня должна заниматься сельским хозяйством, и работать в нем должны жители этой же деревни.

  Узнав о проблеме с насосом, Сивцев передал купленный в тот же день насос, ну, чтоб уж ртом-­то лодки не надували. 

5. 

  Потом была экскурсия по Дому-­музею Николая Рубцова, которую провела его директор Галина Алексеевна Мартюкова – неутомимый энтузиаст-­пропагандист творчества поэта-­земляка. Галина Алексеевна является и активной прихожанкой возрождающегося храма, принимает участие в сборе средств на его восстановление.
  Директор Никольской средней общеобразовательной школы имени Н. М. Рубцова Юлия Алексеевна Шадрина провела экскурсию по школе – здесь по-летнему пусто, гулко, где­-то что­-то красят. Вспоминается, конечно, детство, своя школа. Есть в школе музей народных традиций, есть Рубцовский уголок, есть и стенд, посвященный Сергею Мужикову, погибшему в Чечне…
   Ближе к вечеру приехала туристическая группа. Из Москвы. Собственно – начало того, ради чего и затевали Кошелевы «Бирюзовый дом» – краеведческий и литературный туризм. Человек десять, в основном молодые ребята – кто­то на предприятиях трудится, кто-­то в правительстве Москвы уже работает, кто-­то учится… Такие они все молодые, уверенные в себе, шумные, веселые…
  И вот уже они, «настоящие туристы» проходят тем маршрутом, который мы опробовали с утра. Проплывают в лодках по Толшме, слушают рассказ Надежды Ворониной, следуют за Галиной Мартюковой по залам дома-­музея… Потом беседуем с Алексеем Зайцевым, руководителем группы. По своей основной деятельности – он бизнес-консультант, а увлечение – путешествия по России, в основном, короткие – 3­4 дня.
   – Несколько лет назад я проехал по маршруту Вологда – Солигалич – Чухлома, включавшему Монзенскую железную дорогу. Это лесовозная железная дорога, она соединяет Вохтогу с северными районами Костромской области. Мы заказывали специальный транспорт, так называемый мотовоз, который нашу группу возил. Нам очень понравилось. И мы почти каждый год ездим по маршруту, включающему эту дорогу. И в этот раз также – завтра из Никольского мы едем в Солигалич. Год назад мы познакомились с Кошелевыми, меня заинтересовало Никольское как точка между Тотьмой и Солигаличем. И вот мы здесь. Вчера были в Вологде и нам удалось еще съездить на Спас­Каменный… Каковы перспективы «Бирюзового дома», Никольского?.. Знаете, вчера мы были на Спасе­-Каменном и нам рассказали, что там все начинал Александр Николаевич Плигин, практически один. Это хороший пример того, что даже если каких­-то естественных предпосылок не хватает – финансов и т. д., но есть энтузиазм – все может получиться. Сейчас Никола – это островок, который нужно чем-­то наполнить…
  – Ну, а Рубцов? – спрашиваю я.
  – Да, конечно, всегда найдутся люди, которым дорог поэт, и они ради этого приедут сюда. Но для серьезного развития проекта этого мало…
  Может и так. Может, и прав москвич Алексей Зайцев. Ну, какой же Рубцов – «проект»? Ну, какой же «проект», восстанавливаемый храм?..
  Вечером сидели в столовой, пили чай – Кошелевы, туристы­-москвичи, мы с Лёшкой, череповчане… Знакомились, слушали записи исполнения стихов Рубцова и песен на его стихи…Гляжу, а девочки­-то москвички слезы вытирают, да и парни притихли…Может, для кого­-то из них Никола и станет не только точкой туристического маршрута.
  А на следующий день мы с сыном уехали из села Никольского…
«… Все улеглось!
Одно осталось ясно ­
Что мир устроен грозно и прекрасно,
Что легче там, где поле и цветы».
Дмитрий Ермаков.
Фото автора.
117